Коротко

Суть Божьей благодати для человека – это свобода.

четверг, 1 сентября 2016 г.

Возлюби ближнего


Возлюби ближнего

Каждый человек в мире имеет какое-то свое представление о праведности. Это представление, как правило, искаженное и неполное. Библейское понимание праведности значительно более полное, более категоричное, более жесткое и более требовательное, чем представляют себе многие христиане. Важнейший его аспект: праведность – это любовь к ближнему.
Любить ближнего – это значит “ходить во свете”: "Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза." (1 Ин.2:9-11), – это и есть “праведность”. В негативной формулировке: "Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего." (1 Ин.3:10). Быть праведным это значит не просто “не пить, не курить, не транжирить зарплату, не ругаться”. Такой образ жизни необходим.  Это чистота и святость христианина, но этого очень мало. Это есть то, что нельзя делать, но есть также и то, что для праведности надо делать. И того, что надо делать значительно больше. Делать правду – это любить ближнего. Не любишь ближнего – нет праведности. Древнееврейское слово, которое переводится на русский язык как “праведность”, переводится также как “правда”, “благодеяние” и “благополучие”.
Часто люди в миру имеют представление, что быть праведным – это исполнять десять заповедей. Хоть их никто не исполняет, да толком и не знает. На тысячу человек вряд ли найдется хоть один человек, кто помнит хотя бы идеи десяти заповедей, а не то, что дословно. Иерархи православные и те вряд ли помнят.
Иисус сказал Своим слушателям, что важнейшее в законе Моисея было милосердие: "Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки." (Мф.22:37-40). Почему вторая заповедь подобная первой? Потому, что если человек любит Творца, то пусть он любит и дело Его рук, пусть любит и Его творение – человека. Если для мирского человека естественно любить дочь (свою жену) и ненавидеть её мать (свою тещу), то по большому счету – это неестественно. Также неестественно не любить человека, Богом сотворенного по Своему подобию, и любить Бога: "Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию." (Иак.3:9). В действительности это неуважение к Богу.
Движимый принципом “человек есть творение Божье”, Господь установил для людей принцип поведения: "И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего." (1 Ин.4:21). Очень просто и легко заявлять о своей любви к Богу, но Господь заповедает нам свою любовь проявлять к своим ближним, и это будет настоящая реальная любовь к Богу: "Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас." (1 Ин.4:12). Бог в нас, если мы любим ближнего. При такой жизни мы настоящий образ Божий, мы Его дети. Иначе же мы только убогая калька, жалкий суррогат Божественной личности. Более того, мы лжецы: "Кто говорит: <я люблю Бога>, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1 Ин.4:20).
Как-то следующие стихи пробегаются глазами: "Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех." (Иак.4:17), – и ничего не остается ни в сознании, ни в сердце. Не появляется ли вдруг мысль: “Не грешник ли я?” Ведь как мало делается добра ближнему. Не появляется ли мысль, что день за днем остается пустым, без добрых дел. Если человек сделал зло, то ему об этом скажут братья, а если не братья, то совесть. А если день, а то и неделя, бесплодные в отношении добра к ближнему, то скажет ли ему об этом его совесть? А не кажется ли, в свете этих слов, что мы, современные христиане, все грешники?
Как часто приходилось слышать от людей православного толка: “Я Бога в сердце имею”. Это как бы признание того, что Бог существует и человек верит в это. Человек говорит это и полагает, что этого достаточно, чтобы быть угодным Богу. Бог не нуждается в том, чтобы человек признавал Его существование. Бог дает человеку оценку по его делам, за человеком идут его дела: "И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними." (Откр.14:13). Бог ждет от человека поступки, которые свидетельствуют о том, что человек любит Бога и любит ближнего.
Разными утверждениями Учение ещё и ещё учит о том, что надо действовать ради Бога и для Бога: "Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: <ты имеешь веру, а я имею дела>: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?" (Иак.2:17-20).
Любить ближнего, это значит не просто улыбаться при встречах (это тоже надо, приветливость для христиан никто не отменял), но христианская любовь активная, действенная. Также и вера в Бога – это активная и действенная. Верить в Бога без дел милосердия – это не есть вера: "А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам." (1 Ин.3:23). Вера в Иисуса по значимости равна любви к ближнему: "Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь." (1 Ин.4:7-8). Любящий ближнего духовно рожден от Бога. Любящий ближнего – это настоящее, реальное, истинное дите Божье.
Был разговор с одним из тех людей, кто ушел из церкви. Ему был задан вопрос: “Как же ты за пределами общины можешь исполнить следующую заповедь?” – "Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере." (Гал.6:10). Он ответил, что в его кругу – в семье, на работе, – тоже есть свои по вере, тоже есть христиане, это тоже его ближние, и он для них делает добро. Если человек упорствует в своих амбициях и фантазиях, нет смысла разговаривать дальше. Но вот у меня рассуждения остались. О своих родных человек, а тем более христианин, просто обязан заботиться. А вот в действительности любят ли, заботятся ли о своих ближних в миру: на работе, среди соседей, на улице? Вряд ли. Мой личный опыт говорит о другом. Да и о родных заботится ли ушедший, делает ли он хотя бы что-нибудь для них? Очень сомневаюсь.
Господь говорит: "...Да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?" (Мф.5:45-47). Если человек любит, то есть, заботиться, только о тех, кто любит его, то это он просто любит себя, и нет в нем бескорыстной Божьей любви. А перед Богом – такая любовь ничего не значит.
Как же все-таки надо любить ближнего? Как себя. А как мы любим себя? Себя мы любим беззаветно, самозабвенно, постоянно, усердно. Стараемся удовлетворить все собственные потребности (если есть возможность). Заботимся о себе и лелеем себя. К себе мы исключительно сострадательны. К себе мы нежны, щедры, снисходительны. Себя мы уважаем. Весь совокупный человеческий опыт это, прежде всего, мой опыт, все человеческие ошибки – это ошибки всех остальных, но не мои. Свои неудачи и слабости мы терпим, терпим, терпим… Обиды в свой адрес быстро забываются и добро себе делается, и делается, и делается…
Возлюбить ближнего как себя – это значит, что если я свою нужду восполняю полностью, то и нужду ближнего желательно восполнять по возможности полностью: "Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других." (Флп.2:4). Для этого надо знать эту нужду из личного общения. И по возможности детально. Если просто принес second hand и поставил в угол: “Пусть берет, кто хочет”, – это формализм. Бог нас любит не так. Господь говорит: "Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов." (1 Пет.4:8). Усердную любовь – это напряженную любовь к ближнему. То есть, напряжение и в том, чтобы знать о ближнем, напряжение и в том, чтобы помнить о его нужде, напряжение и в том, чтобы найти средства для помощи ближнему, напряжение и в том, чтобы оказать эту помощь, несмотря на все возникающие препятствия, напряжение и в том, чтобы не хвастаться своей добродетелью, напряжение и в том, чтобы больше не вспоминать о своем благодеянии – Бог помнит.
Люди не знают о том, что именно угождать надо, и не только тому, кто нравится, но и тому, кто не очень нравится, да и тому, кто совсем не нравится. Личное милосердие – это не раздача копеечек на паперти, а угождение как самому себе: "Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь," (Еф.5:29). Христос заботиться о церкви, как человек заботиться о себе. Если вдруг возникает вопрос: “Сколько помогать ближнему”, то ответ простой: “Как себе”.
Любовь к ближнему – это носить его бремя: "Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов." (Гал.6:2). Бремя – это и материальная нужда, это душевное стеснение. Это и необходимость молиться о ближнем: "Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного." (Иак.5:16). Чему можно уподобить бремя как любовь к ближнему? Знакома ли ситуация, когда нужда сына – это нужда матери? Я думаю, что многим матерям знакома. Бремя любви к ближнему – это когда из-за нужды ближнего болит моя душа. Так было в первоапостольской церкви: "У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее." (Деян.4:32). Равнодушие тогда было чуждо церкви. Вот как учил апостол Павел: "Итак, если я писал к вам, то не ради оскорбителя и не ради оскорбленного, но чтобы вам открылось попечение наше о вас пред Богом." (2 Кор.7:12).
Позиция большинства людей в миру, а также многих и в церкви такая: “Вот, о родных забочусь, а остальных знать не знаю”, – но это то же самое, что и: “Вы меня не трогайте, я вас не трону”. Ситуация обычная для мирского человека. Можно не сомневаться, что при таком отношении к христианам в общине и для ближних в семье служение будет весьма скудным.
Иногда говорят, что не следует усердствовать в помощи ближнему, потому что это развращает человека. Человеку, мол, следует самому и духовно расти, и научиться обеспечивать свои потребности. Это весьма здравая и логичная идея, но проблема в том, что этой идеи нет в Библии. Нет определения той границы, до которой ещё можно помогать ближнему, а после которой Христос уже не рекомендует. Христос говорит о другом: "Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию." (Рим.15:2).  Угождайте тем, кто рядом, потому что Он Сам угождает нам.
Для такого служения надо перепрограммировать свое “реалистичное” мирское сознание, на “нелогичное” Божье. Возможно ли это? Да! Как это делать реально? Вспоминать о брате или сестре, разговаривать с ними и если надо помогать. Потом так же поступить еще раз, и еще раз, и еще раз…, пока Христос не заберет к Себе. И так обо всех христианах в общине. Это труд, но Христос обещает освободить от других проблем: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам." (Мф.6:33). Это труд, но этот труд приносит такую радость, что описать её не возможно словами. Людям в миру она практически не доступна. Христос говорит: "Никто не ищи своего, но каждый пользы другого." (1 Кор.10:24). Это очень трудно. Но именно такой образ жизни и значит возлюбить Бога всем сердцем. Если сознание человека заполнено добрыми мыслями о других, то это значит сердце его заполнено Богом.
Любить ближнего – это не значит угождать его плотским страстям. Христианин служит ближнему, но не прогибается ни под какую плоть, ни под свою, ни под чужую: "У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым." (Гал.1:10). Христианин – это дитя Божье и должен сохранять достоинство детей Божьих. Это есть любовь человеку как к личности, а не как к средству.
Бог делает добро Своим верным и радуется: "… радовался Господь, делая вам добро и умножая вас,…" (Втор.28:63), и – "...С избытком даст тебе Господь Бог твой успех во всяком деле рук твоих, в плоде чрева твоего, в плоде скота твоего, в плоде земли твоей; ибо снова радоваться будет Господь о тебе, благодетельствуя тебе, как Он радовался об отцах твоих," (Втор.30:9). Разве родители не стараются делать добро детям просто так? Разве не радуются вместе с ребенком? Если мы дети Божьи, то такими должны быть и мы: "Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены." (1 Кор.12:26).
Совместные дела нужны для смирения своей души. Христиане не должны ждать от других ничего за свое добро: “Требовать благодарности за каждое из своих благодеяний – значит торговать ими” (А. Декурсель). Похвала, признательность, благодарность, комплименты, восхищение. Это ложные ожидания и будут горькие разочарования. Благотворительность нужна тому, кто может и должен ее совершать. Нужна для назидания себя, для самовоспитания. Бог может и без человека помочь ближнему. Это нужно человеку. Бог заботиться о человеке постоянно, то и человек как дитя Божье должен заботиться о других постоянно: "Бог, сотворивший мир и всё, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и всё." (Деян.17:24-25).
Христос учит нас, что вера – это милосердное отношение к ближнему: "Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: <идите с миром, грейтесь и питайтесь>, но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе." (Иак.2:15-17). Но разве надо дожидаться, чтобы брат или сестра оказались наги или без дневного пропитания и только тогда помогать. Но как иногда бывает в общинах, что о нужде человека узнают, когда получают от него заявление на оказание помощи. Ведь Христос учит: "...Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте;" (Рим.12:10). И вот получается так, что нежность и любовь выделяется по заявлению. Нет заявления, нет нежности.
Вся активность человека, весь его потенциал дан ему ради помощи ближнему: "...И неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге." (1 Кор.12:24-25). Если нет совместного служения Богу и ближнему, то общность разрушается. Любовь к ближнему надо разжечь. Разжечь заботу. Человеку нужно общение: "Как в воде лицо - к лицу, так сердце человека - к человеку." (Притч.27:19).
Любовь к ближнему – это добрые дела, которые совершаются и по собственной инициативе, чаще по собственной инициативе. Возможна ситуация, когда профессия христианина востребована, и к нему часто обращаются христиане. Он может быть адвокатом, врачом, учителем. К нему обращаются за помощью, и он не отказывает. Но сам никогда не поинтересуется делами ближнего, не предложит помощь. Уже хорошо то, что брат не отказывает в помощи. На фоне той психологии, что господствует в миру, это очень хорошо. Но для христианской жизни этого очень мало. Господь призывает нас проявлять инициативу в том, чтобы делать ближнему добро: "Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем." (1 Фес.5:15). Себе то мы всегда ищем доброе. Более того, ищем для себя приятное и полезное, не специализируясь только в чем-то одном. То есть, ищем приятное и полезное и в пище, и в одежде, и в отдыхе, ищем также нечто интересное в плане интеллектуальных или духовных запросов и полезное в плане профессионального роста. Вот потому Христос призывает нас иметь такую же позицию и в отношении ближних – быть в делании добра универсалом, а не узким специалистом: "...Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен." (2 Тим.3:17). Служение только по запросу – это ущербное служение, с элементом гордости и заносчивости.
Отдать жизнь по плоти – это любовь абсолютная, – это любовь самой высокой категории, самого высокого качества. И такой выбор иногда вставал перед верными Божьими людьми: "И сказал Мардохей в ответ Есфири: не думай, что ты одна спасешься в доме царском из всех Иудеев. Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для Иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете. И кто знает, не для такого ли времени ты и достигла достоинства царского?" (Есф.4:13-14). Отдать жизнь за ближнего это не обязательно заслонить собою брата от пули умереть. Это, ухаживая за больным братом или сестрой, отдать свою душу по кусочку. Это просто долго жить рядом с тем, кто уже давно не нравится и досаждает, а жить рядом с ним только потому, что Бог поместил меня туда.
Был однажды разговор на мужском собрании о выделении помощи. Ситуация была неоднозначная и мнения разделились в отношении того, оказывать помощь или нет. В разговоре промелькнула идея, не отличавшаяся христианской кротостью: “Может не надо рассматривать, кому как выделять. Пусть подходит с заявлением к казначею тот, кому надо и получает, сколько ему надо. Угождать, так угождать”. Но может быть, по-другому надо смотреть на ту потребность, что есть у брата или у сестры. Бог знает нашу нужду прежде наших просьб: "...Не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него." (Мф.6:8). Может и нам надо уметь предусматривать нужду и предупреждать просьбу брата или сестры, а не глубокомысленно решать помогать или не помогать, когда уже просят. Может оказывать помощь раньше, чем человек попросит. Разве любящие родители не предусматривают таким образом потребности своих детей? Но это возможно только тогда, когда реально жить по Учению: "Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе:" (Флп.2:4-5), – а не на словах.
Христос служил ближнему. Вся его жизнь была именно служение, не угождение плотским людским капризам, а содействие каждому в том, чтобы он попал на небеса. Христос лучше человека знал о том добре, что ждет его на небесах. Христос предупредил человеческие просьбы и моления о небесах еще до рождения, до сотворения человека. Христос любит человека для вечности и в вечности. Человек любит себя для сиюминутных утех. Бог любит человека взрослой духовной личностью, человек любит себя плотским – духовным младенцем.
Возлюби ближнего как самого себя. Эту заповедь в полной мере в миру не исполняет никто. В этом нет ничего удивительного. Но практически никто ее не исполняет и в христианских общинах. Проявляется это и повседневной жизни, и в экстремальных условиях, и при спокойной благополучной жизни, и в конфликтах. Известна притча о сумасшедшем, которую написал Ницше в своей книге: “Веселая наука”.
"Сумасшедший.
Вы не слышали о том сумасшедшем, который зажег фонарь средь бела дня на рынке и кричал непрестанно: "Я ищу Бога! Я ищу Бога!" Поскольку вокруг него стояло много тех, кто в Бога не верил, у них это вызывало хохот. "Он что, потерялся?" - спросил один. "Он потерял дорогу, как ребенок?" - поинтересовался другой. Или он прячется? Боится нас? Он отправляется в путешествие? Или эмигрирует?" Вот так кричали они и смеялись.
Безумец прыгнул в гущу толпы, сурово глядя на них. "Где Бог? - вскричал он, - Я скажу вам. Мы убили Его - вы и я. Все мы - его убийцы. Но как мы это сделали? Как мы смогли выпить море? Кто дал нам губку, чтоб стереть весь горизонт? Что мы делаем, отсоединяя землю от солнца? Куда она движется? Куда движемся мы? Прочь от всех солнц? А, может, мы просто постоянно падаем? Назад, в сторону, вперед - во всех направлениях. Остались ли вверх и вниз? Не заблудились ли мы в неопределенном НИЧТО? Не чувствуем ли мы дыхание пустоты? Не становится ли холоднее? Не покрыла ли нас долгая ночь?.. Бог мертв. Бог остается мертвым. И мы убили Его Всё самое святое и могущественное, что когда-либо было в этом мире, истекло до смерти кровью под нашими ножами: кто смоет с нас эту кровь?"
Уж, конечно, Ницше не имел в виду смерть буквальную. Никто Бога не убивал, да и не может. Понимал Ницше или нет, но написал он о том, что христианский Запад забыл о личном милосердии, о любви к ближнему во всей полноте, во всех аспектах, о любви заботливой – как себя. Ближнего никто не любит так, как любит себя “дорогого”. Но это и есть нелюбовь к Богу. Вот потому Ницше и писал, что люди убили Бога, убили Бога в своих сердцах, убили Бога в реальной жизни. Ради своего комфорта и покоя люди пренебрегли ближним, значит пренебрегли и Богом.
Христос упрекает церковь в Ефесе за то, что она оставила прежнюю, главную любовь, любовь-агапе: "Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься." (Откр.2:4-5). И такая забывчивость перед Богом – зло
Сейчас религиозный мир много говорит о грехе, о спасении, шумит, волнуется, пытается призвать всех к покаянию, но подавляющее число людей не идет к покаянию, люди не идут в христианские общины. Теологи и богословы ищут причину духовного застоя и отхода людей от веры. Объявляются виновными Декарт, Аристотель, Гегель, Дарвин, Маркс. В какой-то степени они виновны – да! Но больше всего виновна собственная духовная лень современного человека, его равнодушие и нелюбовь к ближнему.
Разрабатываются изощренные средства для распространения благой вести, используются все современные технические возможности для евангелизации. Но все усилия напрасны. При всем том, что очень многие мирские люди ощущают духовную пустоту и стремятся её заполнить. Почему так? Потому, что Христос исключительно привлекателен, современный христианин – нет. В христианах, в их жизни не видно той любви и заботы, которая была видна в жизни Христа. О любви говорят, и говорят, и говорят…, но только говорят.
Религиозное сообщество похоже на толпу, стоящую на берегу реки, которую предстоит переходить в брод. Людям известно, что в этом месте не глубоко и не холодно, и перейти можно, но никому не хочется мочить ноги. И все дружно обсуждают, как перебраться на другой берег: “Давайте построим лодки, давайте построим плот, давайте наведем переправу, а вдруг в реке случится прилив, а успеем ли мы на другом берегу просохнуть и не простудиться”.  Стоят и обсуждают, обсуждают, обсуждают… А надо просто заходить в воду.
Христианам тоже надо начинать идти. Начинать с того, что не убегать по своим делам сразу после собрания, но хотя бы поприветствовать того, с кем еще не знаком в собрании. Начинать с того, чтобы хотя бы для приличия поинтересоваться делами того, с кем знаком. Начать с молитв о тех христианах, у кого есть стеснение. И так далее: спрашивать, утешать, воодушевлять, помогать, молиться – действовать, действовать, действовать…
Для христиан “…как самого себя…” значит:
·         Когда я кушаю, надо попытаться вспоминать, а какая пища у других. Бог ведь помнит обо всех. Это мирскому человеку все равно, что ест ближний.
·         Когда я открываю одежный шкаф, надо пытаться вспоминать, а как одеты другие в общине. Бог ведь помнит обо всех.
·         Когда я обуваюсь, надо пытаться вспоминать, а как обуты другие. Бог ведь помнит обо всех. Особенно важно вспоминать об обуви, учитывая то, что в нашем городе зимой мокро, и хорошая обувь исключительно важна нашим ближним.
·         Когда я собираюсь ложиться спать и при этом на душе спокойно, то надо вспомнить о том, все ли братья и сестры сейчас в таком же состоянии мира и душевного покоя, как и я. И если я знаю о тех, у кого по какой-либо причине нет покоя, то обязательно надо о них обратиться к Богу.
·         Когда я с равнодушно прохожу мимо аптеки – потому я здоров, то надо вспомнить, о тех, кто болен и задуматься, не могу ли я чем помочь. Но уж молить Бога о снисхождении к страждущим, это безусловно необходимо.
·         Когда у человека болит душа, как часто я о нем вспоминаю? Принимаю ли хоть какое-то участие в его проблеме, с целью помочь?
И разве только о перечисленном в этом списке следует говорить, как о служении ближнему и о заботе о ближнем? Господь говорит: "Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией." (1 Пет.4:10). Христиане по мере своего духовного взросления все глубже и все лучше понимают разнообразную милость Божью к ним. Все чаще приходят на ум мысли подобные этой: “И за это я благодарю Тебя Господи”. Но следующая мысль должна быть подобная этой: “А поделился ли я этим моим даром от Бога с ближним?” именно таким разнообразным служением и свидетельствует Церковь о благодатном Боге.
Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь задавался целью посчитать сколько раз у него за день рождались различные желания – поесть, утолить жажду, позвонить кому-либо, позевать в окно, зайти в интернет и т.п. Речь идет и о самых простых и примитивных потребностях организма, и желаниях души, и о важных делах. Речь идет о всех желаниях для себя. А затем посчитать сколько из этих желаний было удовлетворено. Можно предполагать, что достаточно много – десятки, если не сотни. И если есть возможность, то эти желания и потребности удовлетворяются все. Вот это есть любовь – агапе. Та любовь, о которой говорит Библия, и которая должна быть направлена на ближних. Это та любовь-забота, которой человек должен возлюбить ближнего. И не только близких родственников, но любого человека оказывающегося в среде его обитания, оказывающегося его ближним. Так вот, много ли среди человеческого рода таких, кто любит ближнего такой любовью – тотальной любовью? Еще раз уточняю, любовь, адресованная не только дорогим моему сердцу людям, но каждому, кто окажется рядом со мной. У обычного человека голова постоянно занята собой дорогим, а она должна быть занята в равной, а то и в меньшей степени, и собою, и так же ближним. И не по должности, а по убеждению, по зову сердца. Даже молодые – искренне и глубоко любящие друг друга – супруги не готовы к этому. Вот так мать любит своего младенца – он постоянно в ее сознании. Но это мать любит себя – младенец – ее продолжение в этом мире. А в призыве возлюбить ближнего Христос имеет ввиду именно любого ближнего. Голова человека должна быть занята и собою, и другим потому, что голова Христа занята всеми живущими на земле. Если я Его ученик, Его последователь, то я должен стараться уподобиться Ему и в этом. А такая жизнь может оказаться намного сложнее, чем подвиг веры Авраама, или подвиг страдания Иова. Это подвиг каждый день. Вот потому Христос и сказал: “…Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.” (Мф.7:14). Такая любовь – очень трудная любовь.
Когда Иисус разговаривал с юношей, Он призвал его к именно такому служению ближнему: “Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать. Он же сказал Ему в ответ: Учитель! все это сохранил я от юности моей. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.” (Мар.10:19-21). Такое служение взяли на себя апостолы Христовы.
Все люди различаются внешним видом, темпераментов, интересами, средой обитания, но человек должен преодолеть это внешнее различие и увидеть в людях единство. Подобны морфология человеческого тела и структура человеческой души. И это подобие есть основание для того, чтобы человек понял – я един с ближним, и я един с Богом. И это еще один из мотивов любить ближнего: “Как в воде лицо - к лицу, так сердце человека - к человеку.” (Прит.27:19).
Иногда пожилые люди говорят: “Кому мы нужны”. Ответ на такие слова: “А когда вы были молоды, сильны и полны сил, нужен ли кто-нибудь был вам?” И это еще один аргумент послужить ближнему. Хотя и самый слабый.
Заповедь о любви к ближнему – это не только призыв, это также и повеление: "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?" (1 Кор.6:19). Мы не свои, то есть, мы Божьи и мы обязаны исполнять Его волю, а это есть служение ближнему. Мы исполняем то, что инициирует в нашем сознании Святой Дух. Все, что человек имеет в своей жизни, дано ему Богом: "Ибо все из Него, Им и к Нему…" (Рим.11:36), – все дары должны быть возвращены Богу посредством служения ближнему. Неисполнение этой заповеди – это грех.
Я не осуждаю ни общину, где я поклоняюсь, ни христиан из других общин. Мне очень грустно и тяжело смотреть, на то, что в общинах нет настоящей любви к ближнему. И если это так, то это значит, что мы и себя не любим, не любим той высокой любовью, которою любит нас Господь Бог. И нечего недоумевать, сожалеть или обижаться, если Бог не откликается на наши молитвы – реально мы сами себя не любим.
Валерий Колесник
6 января 2006

Похожие тексты:

        О ревности. Здесь.
        Too many tears. Why? Здесь.
        Супружество. Здесь.
        Где ты, любовь? Здесь.
        Прерывание беременности. Что об этом говорит Библия? Здесь.
        О возможности повторного брака (1 Кор.7:15). Здесь.
        Неслучайные встречи. Здесь.
        Избранница для верующего. Здесь.
        Последствия грехов родителей. Здесь.
        Заблуждение религиозного человека. Здесь.
        Учение Христа об основаниях брака. Здесь.
        О безбрачии (1 Кор.7:36-38). Здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий